454048, г.Челябинск, ул.Васенко,63

ПУЛЬС стремительная жизнь

За заслуги перед любимым Отечеством
16 апр 2018

За заслуги перед любимым Отечеством

  Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал Указ «О награждении государственными наградами Российской Федерации»

ВЕХИ НАШЕЙ ЖИЗНИ специальный проект

Лилия Дмитриевна Филатова: «Как нас выкормили, не знаю. Голод был страшным. Люди на улицах падали и умирали. Вероятно, родители нам свой паёк отдавали. Может быть, поэтому и отец погиб…» Лилия Дмитриевна Филатова: «Как нас выкормили, не знаю. Голод был страшным. Люди на улицах падали и умирали. Вероятно, родители нам свой паёк отдавали. Может быть, поэтому и отец погиб…» Фото из семейного альбома Л.Д.Филатовой

Две точки на карте: Ленинград и Верхние Караси

75-й годовщине прорыва блокады города на Неве посвящается

Лилия Дмитриевна Филатова родилась в Ленинграде, прожила в городе на Неве всего несколько лет в глубоком детстве. Но и сегодня считает себя ленинградкой, вероятно, потому, что все мы родом из детства

Пятьсот километров пешком

В июне 1941-го полуторогодовалая Лилия с сестрой Эммой трёх с половиной лет отдыхала в Калининской области. У мамы был отпуск, и она повезла дочерей на свою родину, в бывшую Тверскую губернию.

Когда гитлеровцы напали на Советский Союз и стали быстро продвигаться вглубь страны, женщина приняла решение добираться с девочками к мужу, в Ленинград. Возможно, она и не предполагала, что весь путь ей с малышками придётся пройти пешком. По прямой это почти пятьсот километров, а реально – гораздо больше. Вышли в разгар лета, а подошли к осаждённому Ленинграду глубокой осенью, в ноябре.

– Мама рассказывала позднее, что шли мы по лесам. Сначала питались ягодами и грибами. А как похолодало, пришлось просить продукты у людей. Когда подходили к деревне, мама нас сажала в какой-нибудь окоп, присыпала снегом, а сама шла смотреть, что там и как.

Ангел-хранитель

Лилия Дмитриевна уверена, что есть у неё ангел-хранитель, не раз он спасал её в казалось бы безвыходных ситуациях.

С ноября 1941 года грузы и людей доставляли в Ленинград по автомобильной ледовой дороге – Дороге жизни. До города, до дома и мужа было уже рукой подать, и женщина с двумя маленькими детьми попыталась сесть в проезжающий грузовик.

– Водитель первой машины нас не взял. Мама всю жизнь поминала того рыжего шофёра недобрым словом. А нужно было его благодарить. Нам удалось сесть во вторую машину, и не успели мы отъехать, как первый автомобиль прямым попаданием снаряда разорвало в клочья. А мы остались живы. Ведь кто-то нас уберег!

Их ленинградская квартира располагалась недалеко от Кировского завода, где работала мама Лилии Дмитриевны. Она была лично знакома с Кировым и Ворошиловым, которые нередко бывали на предприятии, ведь завод выполнял, в том числе, и военные заказы. Гитлеровцы подошли к Кировскому довольно близко и весь район нещадно бомбили. Но Лилия с сестрой выжили, несмотря на бомбёжки и голод.

– Как нас выкормили, не знаю. Голод был страшным. Люди на улицах падали и умирали. В январе 1942-го на детей и стариков ничего не давали, даже по 125 граммов хлеба не полагалось. Вероятно, родители нам свой паёк отдавали. Может быть, поэтому и отец погиб. Он работал на заводе «Электросила», был специалистом с высшим образованием, которому полагалась бронь, поэтому его и на фронт не взяли. Однажды в 1943-м отец ушёл на работу и пропал: до завода не дошёл и домой не вернулся. Что случилось, до сих пор не знаю, числится пропавшим без вести.

Ещё одна история из разряда необъяснимых произошла во время эвакуации семьи из Ленинграда в июле 1943-го. Шли они тогда на корабле по Волге, и Лилия Дмитриевна серьёзно заболела – двусторонняя пневмония.

– Мама вспоминала, что я совсем умирала. Она даже договорилась с соседкой, которая ехала с нами в каюте, чтобы, в случае, если я не выживу, она никому об этом не рассказывала, чтоб довезти меня до берега и похоронить, а не бросать за борт, как это тогда делали с умершими. Маленькой чайной ложечкой мама разжимала мне зубы и вливала кипячёную воду… И отлила меня безо всяких лекарств.

Много раз начинали с нуля

Когда отца не стало, мама Лилии Дмитриевны решила эвакуироваться с детьми из Ленинграда. В то время она уже ждала третьего ребёнка – сына. Отправились в деревню Верхние Караси, на родину отца, единственное место на земле, кроме Ленинграда, которое мама Лилии Дмитриевны впоследствии называла своим.

Приехали, можно сказать, в никуда. Бабушка с внуком-сиротой от второго сына мыкалась по людям. Когда деда репрессировали, дом отобрали. Собственно, если бы деда не арестовали, отец вряд ли уехал бы в Ленинград.

С деревней Верхние Караси у деда и бабушки Лилии Дмитриевны была связана своя история. Дед был хорошим плотником. Ещё в юности он со своим отцом приехал сюда на заработки (плотничали в одной из церквей). Когда работы все закончили, прадед Лилии Дмитриевны хорошо посидел с заказчиком, и за застольными разговорами мужики решили поженить своих детей. Спрашивать их согласия, разумеется, не стали. После свадьбы молодожёны поселились в Верхних Карасях. Дед отстроил дом – он и до сих пор стоит.

Его арестовали как врага народа (реабилитировали в 1956-м посмертно). Сразу после ареста деда, родственники поехали в Златоуст, где на заводе работал будущий отец Лилии Дмитриевны, и предупредили его. Дмитрий собрался и переехал в Ленинград. А дом «врага народа» конфисковали, жену с внуком выставили на улицу.

Так что в 43-м жить беженцам из Ленинграда оказалось негде. Никто на постой не брал. Всё же в Непряхино нашлась добрая душа – Александра Егоровна Лосева. Хоть и своя семья у неё большая была, но согласилась принять и женщину с двумя дочерьми, при этом пояснила: «Уж больно девочки баские» (хорошенькие то есть).

Через некоторое время от золотого прииска им дали комнату в бараке – тридцатиквартирке с общим коридором и удобствами на улице. Директор прииска прислал плотника, тот сколотил деревянные кровати с оголовьем, на них и спали.

– Как только война закончилась, мама собрала нас и повезла в Ленинград. До Москвы доехали, а в Ленинград не пускают. Говорят, мы оттуда детей вывозим, а вы туда везёте троих (к тому времени брату исполнилось два года). Мама пошла на приём к Ворошилову, и он написал разрешение.

Приехали в Ленинград. Город в руинах, дом их разбомбили. Опять всё пришлось начинать с нуля. Мама Лилии Дмитриевны снова устроилась на Кировский завод. На первых порах жили в школьном спортзале. С ними ещё семнадцать семей. Нередко, пока взрослые на работе, старшие дети отнимали у малышей и без того скромный обед. Поэтому мама ушла с завода в дворники, которых обеспечивали жильём. Дали им комнату в полуподвальной коммуналке в доме на углу Невского и Фонтанки (рядом с Аничковым мостом). А вскоре Лилия по санаторной путёвке уехала в Крым и прожила там почти три года.

В графе «физкультура» – прочерк

Училась Лилия Дмитриевна хорошо. В аттестате – сплошь пятёрки, четвёрок всего несколько. Только на физкультуру никогда не ходила. Ещё во время войны, в первый приезд на Урал, маленькая Лилия неудачно упала, сломала правый коленный сустав, и в условиях сниженного иммунитета у неё начался туберкулёз костей.

– Мама говорила, что здесь бы не вылечили. Все, кто здесь болел, остались калеками.

По настоянию профессора, который лечил девочку в Ленинграде, ей выделили путёвку в санаторий имени Крупской в Евпатории. С того времени Лилия Дмитриевна на дух не переносит красную и чёрную икру и халву. Этими продуктами, которые и многим взрослым не по вкусу, детей кормили каждый день.

Там, в Крыму, ей чуть было не отняли ногу, туберкулёз никак не хотел отступать. Но мама не дала своего согласия на ампутацию, а потом наступил перелом в болезни. Потихоньку, на костылях, Лилия начала ходить.

В марте 1948 девочка вернулась в Ленинград и пошла в школу, сначала в городскую, а потом в санаторно-лесную для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Врачи настоятельно рекомендовали матери увезти Лилию из влажного ленинградского климата, туберкулёз вполне мог вернуться, и в 1949 году семья вновь переехала на Урал, в деревню Непряхино. С тех пор Лилия Дмитриевна здесь и живёт. В Ленинграде если когда и бывала, то только в качестве гостя.

Непряхинская школа поразила маленькую ленинградку своим удивительным садом, который изобиловал яблоневыми деревьями. С четвёртого по шестой класс она училась в санаторно-лесной школе в деревне Непряхино. Там начала петь со сцены. Любовь к песне, а её Лилия Дмитриевна сохранила до сегодняшних дней, привил ей учитель-фронтовик, который играл на пианино и проводил уроки на природе. Из школьных дисциплин Лилия Дмитриевна больше всего любила математику и ходила во все кружки, кроме спортивных.

После окончания школы поехала в Ленинград, поступать в водный институт, где училась старшая сестра. На медкомиссии хирург вынес вердикт: не годна. Вернулась в Непряхино. Так начался её путь к профессии педагога.

Лилия Дмитриевна Филатова окончила физико-математический факультет Челябинского пединститута. Работала в Непряхинской школе учителем, завучем, директором. Не раз избиралась депутатом местного и районного Советов депутатов. В 2006 г. возглавила Совет ветеранов Непряхинского сельского поселения. У нее трое детей, трое внуков и две правнучки.

В сентябре 2017-го Лилии Дмитриевне вручили одну из самых престижных наград Челябинской области – премию Законодательного Собрания «Общественное признание».

Татьяна Добрынина,
Чебаркуль

 


О нас

ОБЛАСТНОЙ СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ Челябинское региональное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов
ОБЛАСТНОЙ СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ

Челябинское региональное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов

Контакты

454048, г.Челябинск, ул.Васенко,63 тел. 263-51-72; 263-85-05; OCV1966@mail.ru

Новостная рассылка

Подпишитесь на наши новости, что бы быть в курсе последних событий!
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
1000 максимум символов